Новости Украины

О Скалецкой, скандале в Минздраве и борьбе с фейками: откровенное интервью с Супрун

0
0
О начале работы в Минздраве, должности министра и критике <p>Часто ли вас узнают на улице?</p> <p>Да, очень часто узнают. И не только в Киеве. Я была во Львове недавно, там также подходили к нам. Даже в маленьких городках. И очень приятно мне, потому что много людей благодарят за то, что мы уже сделали, и надеются, что это будет продолжаться.</p> <p>Я была на марше за климат и на марше за права животных. И также очень много там было молодых людей. Они ищут успех в тех изменениях, которые происходят в стране. Многие из них спрашивают даже, должны ли они остаться, или должны выезжать.</p> <p> Ульяна Супрун на марше за права животных в Киеве</p> <p>Я всегда говорю: можно уехать на какое-то обучение, для образования, но всегда надо возвращаться в страну, потому что это наша страна и мы должны ее строить. И без этого будущего, которое дает молодежь, не будет будущего нашей страны.</p> <p>Мы сейчас гуляем по парку. Я очень четко помню, что вас неоднократно видела в Мариинском парке, когда вы еще работали в министерстве. Вы сидели без охраны, просто на лавочке, с вашим рюкзаком, на котором&nbsp;сине-желтая лента. Вы очень отличаетесь от других министров. Вы заметили это?</p> <p>Министры – люди, как и все остальные. Они назначены парламентом, чтобы представлять украинцев. И я думаю, чтобы быть ближе к украинцам, чтобы понимать, какие у них&nbsp; потребности. Так же, как те потребности, которые есть на высшем уровне в стране – это важно, чтобы с ними общаться и почувствовать на себе, как оно есть.</p> <p>Я думаю, что те люди, которые стали министрами, потому что их назначили, –&nbsp;их назначили потому, что они являются такими людьми. Общение с людьми, доступность людей к тем, которые при власти – важно, чтобы было понимание, какие есть потребности, и что происходит в обыденной жизни.</p> <p>Я думаю, привычно это или нет. В Украине это немного необычно, но если посмотреть, например, на Новую Зеландию – как помните, у них даже премьер-министр родила ребенка во время того, как была на посту. Она ребенка брала с собой, по улицам ходила – нормально. Думаю, что и доступность изменит культуру и связи между властью и людьми.</p> <p> Ульяна Супрун</p> <p>Когда есть удаленность, тогда нет понимания между ними. И сейчас я сильно&nbsp;вижу такое непонимание. Страна разбилась на две группы вместо того, чтобы искать те вещи, которые являются общими между нами. Все ищут причины, почему каждый является врагом другого. И этот раскол&nbsp;в обществе очень нездоровый.</p> <p>К вам было всегда приковано едва ли не самое большое внимание среди всех министров. Вас часто критиковали, критиковали и ваши реформы, и даже вашу одежду – более того, пытались лишить вас обязанностей, чтобы вы не работали в министерстве. Даже было такое, что избили вашего мужа. Как вы думаете, почему к вам было такое внимание?</p> <p>Изменения, которые мы делали – не только изменения в системе здравоохранения, но и культурные изменения, цивилизационные изменения в нашей стране. Ведь то, что происходило в системе здравоохранения, действительно предоставляло людям – и врачам, и пациентам – больше независимости, свободного выбора. Они брали на себя ответственность.</p> <p>Те все вещи, которые на самом деле нужны, чтобы были в нашем обществе более развиты. И чтобы были более прозрачные правила, как это все будет происходить, и чтобы было гораздо меньше коррупции. А те, которые не хотят это видеть в нашей стране – это олигархи, это Путин и наши враги, которые начали войну с нами. Это начало идти через олигархические телестанции, телевидение и другие медиа.</p> <p>Как видите, кто против нас выступал – Медведчук, Бойко, Рабинович, Тодуров, Мосова – это те все люди, которые или работают с олигархами, или являются олигархами, или пророссийские, или являются частью той феодальной системы в здравоохранении, которая зарабатывала много денег.</p> <p>Порой, когда мы смотрим на работу какого-то человека или какого-то движения, смотрим, кто является противниками. И я думаю, когда увидели, кто является противниками медицинских реформ, поняли, что мы на самом деле делаем правильные вещи.</p> О предложении взятки и оценке работы министерства <p>Не пытались с вами договариваться?</p> <p>Как вы знаете, есть один случай, когда ко мне пришли люди от "Радикальной партии" Олега Ляшко и предлагали квартиру. В обмен на помощь конкретной больнице получить оборудование от международных доноров. После этого я подала заявление в НАБУ, после того было большое расследование. Поэтому ждем, дойдет ли наконец дело до суда, потому что уже есть все доказательства того, что мне предлагали взятку.</p> <p>На самом деле, это был единственный раз, когда мне предлагали что-то материальное. Однако, было много других случаев. Например, я была в Верховной Раде во время "Часа вопросов к правительству". Депутат принес документ и говорит, что есть человек, который нуждается в срочном лечении за рубежом.</p> <p>Он спрашивал, можно ли этого человека подвинуть выше в очереди или вообще сразу выслать на лечение, не придерживаясь очереди. А я всегда объясняла правила, которые прописаны в законе.</p> <p>То есть, я могу передать документы комиссии, она рассмотрит их и тогда больного поставят в очередь, как и других. Я не буду менять очередь, потому что это несправедливо. После нескольких попыток "договориться" они перестали задавать эти вопросы.</p> <p>Не обидно ли вам, что ваше министерство эффективно работало, но вас же не назначили полноценным министром?</p> <p>Много раз спрашивали, мешала ли мне как-то должность "исполняющей обязанности". Вы уже сказали о том, как эффективно мы работали. Поэтому на самом деле это не мешало нам делать свою работу. Тем более, что это уже в прошлом и я к этому не возвращаюсь. Однако, надеюсь, что те изменения, которые уже начаты, не будут остановлены.</p> <p>Новое министерство и новые руководители, которые пришли, сейчас не очень эффективно работают с теми изменениями, что мы начали. Но бы хотела, чтобы они поняли, что те люди, которые остались в министерстве, являются профессиональными госслужащими. И они могут продолжать ту работу, которая началась. Им можно доверять.</p> <p>Вы успели все, что планировали сделать? И какую бы оценку поставили себе?</p> <p>Когда мы пришли в министерство, то оно было в очень плохом состоянии. Там не было достаточно людей, не было возможностей, царила культура унижения. И многие люди работали неэффективно. 24 года не было никаких существенных реформ. И за три года, которые мы были в министерстве, мы смогли изменить культуру, набрать 60% новых людей, провели наиболее масштабную реформу по финансированию Минздрава, и первичное звено уже завершилось, создали Национальную службу здоровья и идем дальше.</p> <p>Также мы повысили уровень доступа к лекарствам, произошли изменения в медицинском образовании, развивается общественное здоровье, которого раньше не было. Это все было сделано за довольно короткое время. Я думаю, что сделано очень много.</p> <p>И недавно вышло интервью нового министра госпожи Зоряны, и это же издание опубликовало мое первое интервью. Когда я прочитала, то была весьма приятно удивлена тем, что большинство задач мы выполнили. Единственное – это экстренная медицинская помощь, но большинство из того, что мы предложили, мы сделали.</p> <p>Также сейчас уже существует Национальная служба здоровья, первичное звено уже ушло, 70% больниц уже автономизировались и готовы к следующему шагу. Я бы дала нам достаточно высокую оценку. В то же время мы не должны оценивать себя. Важно также понимать, что все это не я сама делала. Однао из наших больших преимуществ – мы пришли командой.</p> <p>И команда могла совместно работать, мы имели общие ценности, планы и идеи. Мы как команда, поддерживали друг друга, были хорошие моменты и не очень. Но это тоже было одной из важнейших вещей, благодаря чему мы стали успешными.</p> О встрече со Скалецкой и ситуации в Минздраве <p>Зоряна рассказывает в одном из интервью, как вы передавали ей министерство. По ее словам, вы ей все рассказали, она вас поблагодарила. После этого она сетует, мол, что ваши помощники и заместители ушли из Минздрава. А когда пришла в понедельник на работу, вынуждена была сама со всем справляться. Расскажите вашу версию, как все происходило.</p> <p>Я сначала расскажу, как было, когда я пришла в министерство в августе 2016 года. Когда я пришла в министерство, то остался один заместитель, который был там всего два месяца. У меня не было заместителей, потому что они еще не были назначены. Была я и двое или трое людей, которые со мной пришли.</p> <p>Мы даже не знали, где кабинет, в каком он здании, не было госсекретаря, не было директоратов, не было ничего в министерстве. Пришла и увидела горы документов, которые нужно было подписывать, чтобы лекарства от госзакупок ушли в регионы. За неделю мы увидели, как это работает.</p> <p>Уже начали налаживать нашу работу и смогли за один или два дня разблокировать все закупки и начали ехать лекарства в регионы, начали подписывать приказы, собирать рабочие группы, я прошла целое министерство, в каждый кабинет зашла и познакомилась с нашими сотрудниками. Потом мы их всех собрали в одну большую комнату, с ними пообщались, все делали, как могли, чтобы наладить эту работу и дальше работали.</p> <p>Что касается госпожи Зоряны. Мы позвонили ей, она с нами также общалась, чтобы прийти в министерство, чтобы мы передали дела. Это очень быстро произошло, как мы знаем, потому что в четверг вечером назначили министров, они приняли свою присягу. Я не была министром, я была заместителем, так что я в пятницу еще исполняла обязанности министра, а уже в понедельник нет.</p> <p> Новая&nbsp;глава Минздрава Зоряна Скалецкая</p> <p>Я и мои заместители видели, что будет смена в руководстве, и мы подали наши добровольные заявления на увольнение. Потому что мы видим: с нами не общаются, чтобы мы остались как заместители. Мы понимали, что они нас не хотят как заместителей, так что мы подали наши заявления новому премьер-министру Гончаруку и пригласили Зоряну.</p> <p>Она пришла в министерство. Первое – вместо того, чтобы прийти в мой кабинет и со мной общаться, она пошла к госсекретарю и с ним полчаса разговаривала, хотя это не было тем, что было согласовано между нами.</p> <p>Тогда мы пригласили ее ко мне, я с ней поговорила несколько минут, пришли заместители. Каждый из нас рассказывал, какие у нас обязанности, какие&nbsp;есть сейчас вызовы и проблемы, что уже было сделано, что еще надо сделать, что надо немедленно сделать. Показали transition book. И все мы повторяли много раз, чтобы она доверяла и общалась. И чтобы больше помогла, чтобы те госслужащие, которые сейчас есть, могли дальше все делать – доверяйте, они профессиональные люди, доверяйте, со временем вы увидите, как будете работать и дальше будет идти.</p> <p> Супрун с заместителями Ковтонюком и Линчевским</p> <p>Когда мы закончили наш разговор, она хотела несколько минут отдохнуть, потому что говорила, что очень много информации. Тогда она вернулась в кабинет директоров, каждый из них рассказывал о своих обязанностях. Еще час-полтора разговаривали. Уже было пора уходить, Зоряна встала и поблагодарила за работу, которую мы сделали. Я ей сказала, что всегда готова дать ей совет, помочь, как могу, дала свои контакты – телефон, мейл и все остальное. Сказала, что желаю ей успехов, и если будут какие-то пожелания, проблемы – звоните, говорите и все.</p> <p>Кто такая Зоряна Скалецкая: читайте биографию новой главы Минздрава</p> <p>И она ушла. И не было ни одного слова: вы оставайтесь, до понедельника или вы можете несколько дней быть. Она нас не просила, чтобы мы остались. То у нас это было очень явно, очень ярко понятно, что они нас не хотят там. То мы с понедельника не остались.</p> <p>Звонила ли она вам?</p> <p>Ни разу. Не писала, не звонила. Не спрашивала ничего. Как и моим заместителям. Из назначенных заместителей мы сейчас знаем Младену Качурец. Я, возможно, раз с ней переписывалась, поздравила, что она стала заместителем. Она поблагодарила. Никто не консультируется, никто не спрашивает нас. Я вчера была на нетворкинге, там было много людей из Минздрава. Те молодые люди, которые сейчас в директоратах, говорили, что с ними очень мало контактируют, они оторваны от руководства.</p> <p>Они привыкли к тому, когда я была в руководстве, что они могли со мной общаться. Мы каждую неделю встречались с директорами, проводили встречи с отдельными директоратами. Было очень близкое сотрудничество. А сейчас, как сказали, его уже нет.</p> <p>Что второй этаж министерства закрыт для сотрудников министерства, лишь руководство может там быть, ну, так как во времена Богатыревой. Сказали, что очень трудно пробиться к самому министру, чтобы с ней пообщаться, потому что блокируют все ее советники. И одна из худших вещей, что говорят, – это один из ее советников Раимов, который занимается коммуникацией, что он блокирует всю коммуникацию даже наружу. Каждую вещь.</p> <p> Советник Скалецкой Дмитрий Раимов</p> <p>Что они хотят даже выложить на сайте или на Facebook – он должен подписать и сказать, может ли оно быть. Даже те, кто сидит на встречах и там переписывается с людьми – и он подходит и спрашивает: с кем вы сейчас переписываетесь. Это их личный телефон, они могут переписываться с кем хотят.Есть такая огромная паранойя почему-то, что все подставляют новое руководство.</p> <p>Я бы хотела, чтобы они немного отошли от этого&nbsp;и поняли, что никто никого не подставляет. Те люди, которые работают в министерстве, – профессиональные люди, которые хотят делать только то, что правильно для народа Украины, не подставляя никого. И может немного расслабиться и позволить, чтобы и доверие между руководством и сотрудниками немного улучшилось.</p> О свободном времени и планах на будущее <p>Появилось ли у вас больше свободного времени? Начали ходить на йогу, на которую у вас всегда не хватало времени?</p> <p>Да, у меня появилось немного больше времени. Мне нужно было где-то две недели, чтобы "отойти" от того, что я была в Минздраве. И дальше часто на телевидении выступаю или даю интервью, чтобы обеспечить то, что наше дело, которое мы начали, будет продолжаться.</p> <p>У&nbsp; меня с 7-8 утра и до 22 часов&nbsp; "забитый" график, много встреч, немного отдыхаю. Но я и дальше просыпаюсь в 6 утра в будни и на выходных позволяю себе поспать до 7 утра. Я уже просто к этому привыкла, ведь как врач всегда это делала.</p> <p>Чем вы сейчас занимаетесь?</p> <p>Сейчас у меня немного больше времени, чтобы общаться с девушками, которые работают со мной на нашем Facebook. Также есть немного больше встреч насчет моей дальнейшей работы. К примеру, есть одна программа в&nbsp;сотрудничестве с Дмитрием Потехиным, которая называется Dezinfo Portal. Это так называемое место, где можно проверять, является ли информация в Facebook правдивой.</p> <p>Мы вместе работаем, чтобы создать инструмент, который будет следить за такими постами и будет определять – правда это или фейк. Мы хотим создать такой медицинский инструмент, который будет разоблачать фейки. К примеру, какие-то "антивакцинаторские" посты или статьи, в которых пишут о каком-то "фуфломицине" и говорят, что он может лечить все. Такой инструмент будет показывать, что это все фейк и ему не нужно верить.</p> <p>Я считаю, что это одна из самых больших проблем в Украине. Ведь есть много неправды, фейков и манипуляций. Мы должны найти способ различать правду и ложь. Это одна из причин, почему в нашем обществе есть разделение – одни манипулируют другими.</p> <p>Я недавно в Facebook общалась с Максимом Нефедовым, который написал: "Как замечательно, что изменили закон о госслужбе и можно теперь легко увольнять служащих. Как будто придет новый руководитель, который может избавиться от госслужащих, которые ему не нравятся".</p> <p> Глава таможни Максим Нефедов</p> <p>Потому что у него более 30 тысяч людей на таможне и он думает, что они все коррупционеры и их надо уволить. На это я сказала, что есть такие министерства как Минздрав, где у нас набрали 80% новых, молодых и профессиональных людей, которые являются хорошими. Да, на это ушло три года, но мы спокойно меняли людей, чтобы были некоррупционные люди.</p> <p>И неправильно ставить их под угрозу увольнения. Как вы будете тогда набирать новых профессиональных людей, если вы не можете гарантировать им место на работе. Ну и к тому же, государственная служба – это не бизнес, это очень ответственная работа.</p> <p>В европейских странах чиновники работают для людей, а политики – для политики. Поэтому опасно постоянно менять людей, если они являются профессионалами. Во время этого разговора Нефедов ответил, что я недовольна, потому что он теперь "зеленый". Мне не важен цвет. Мне важно, чтобы были правильные законы и решения на пользу украинцам.</p> <p>В Украине пока не хватает несколько вещей: дискурса, дебатов и разговоров о том, что происходит в стране. Есть монопартия, которая все решает, и нет дискурса, что должно быть, а что нет. Возможно, те законы, которые предлагают другие депутаты, нужны. Ведь нужен процесс обсуждения, чтобы все могли прочитать законопроект и тогда голосовать. У нас происходит по-другому.</p> <p>Когда мы меняли финансирование системы здравоохранения, мы объездили целую страну. Мы общались с более чем 10 тысячами людей и так же было, когда писали закон. Чтобы был фидбек от людей, чтобы они нам показали наши ошибки. Некоторые ошибки были, они были исправлены. Мы вернули педиатров в первичное звено, потому что родители хотели этого для своих детей. Такие вещи могут быть, когда есть открытый разговор с обществом. Если его нет, то будет сделано много ошибок.</p> <p>Казалось, что новая власть&nbsp;ведет с вами переговоры, чтобы вы остались на посту&nbsp;уже&nbsp;министра. Действительно ли они общались с вами об этом?</p> <p>Я со своим заместителем Павлом Ковтонюком общалась с президентом и его представителями,&nbsp; мы объясняли, что происходит в медицинской трансформации и как оно будет дальше. Они просили, чтобы мы дали им законопроекты, которые нужны, и сказали, что они видят, что это правильный путь. И они будут продолжать реформы.</p> <p>Однако там никто не говорил, остаемся мы или нет. Тогда у меня было несколько встреч с представителями Офиса Президента, несколько раз с новым премьер-министром Алексеем Гончаруком перед тем, как он занял должность.</p> <p>Мне было откровенно сказано Алексеем, что Офис Президента категорически против того, чтобы я осталась на посту. Когда я предлагала оставить заместителя, то они были категорически против людей, которые были со мной в министерстве.</p> <p>Были разговоры с ними, объясняли, как дальше проводить медицинскую трансформацию, потому что для нас не важно было кресло. Важно, чтобы работа, которая началась, продолжалась. Мы всегда повторяли: госслужащие, которые пришли в министерство, должны остаться и продолжать работу. Вся реформа, медицина зависит от них, а не от руководства, которое придет. Они все остались, никто не ушел. Они пробуют профессионально работать, но сейчас им не очень дают.</p> <p>Опровержение фейков – это единственное, чем вы будете заниматься?</p> <p>Нет, мы дальше будем заниматься коммуникацией. Будем продолжать с Facebook и развивать больше форматов на YouTube и Instagram. Хотим создать коммуникационную просветительскую, чтобы освещать вопросы&nbsp;по охране здоровья, медицине, экологии и образованию, чтобы больше заинтересовать людей для участия в общественном дискурсе. Все они имеют влияние не только на наше физическое здоровье, но и общество.</p> <p>Когда в Украине каждый будет понимать права, требовать их, чтобы понимали, что мы – государство, а не люди, которые сидят на Банковой или Грушевского. Мы должны требовать то, что будет лучше для нас, наших детей, тогда мы будем здоровым обществом. Чтобы не было капитуляции –&nbsp;сдачи нашей территории России. Когда мы будем понимать, что это наша ответственность и мы должны это требовать, тогда мы будем здоровыми.</p> <p>То есть те советы, которые вы даете в Facebook, скоро могут появиться на Youtube?</p> <p>Да, будет в Youtube формате – будет более открытый разговор, общение с людьми, вместо того, чтобы только писать и говорить.</p> <p>Кто придумывает темы для постов-рекомендаций в Facebook?</p> <p>У нас есть группа людей, которые работают над этим. Мы сейчас много идей получаем от читателей. Много раз посты были&nbsp;реакцией на происходящее или активно мы пишем о чем-то. Мы сидим вместе и обсуждаем, на какие темы хотим писать. И готовим их достаточно основательно. Много времени занимает подготовка текстов.</p> <p>Когда выйдет книга с вашими советами?</p> <p>Мы уже начали оформлять, как оно будет выглядеть. Будет ли это один том или два-три по другим направлениям. Мы смотрим, какие посты были самыми популярными, чтобы их добавить. Также сложно, потому что у нас есть ссылки на статьи. Мы не можем их все опубликовать в книжке. Видимо, будет какой-то QR-код. Будет более интерактивно, чем просто читать книгу. Много вопросов еще к картинкам – какие будем вставлять, а какие нет. Мы уже работаем над ними. Я бы хотела, чтобы к концу 2019 года она была готова. На Новый год или Рождество был&nbsp; бы готов хотя бы первый том.</p> <p>А вы лично придерживаетесь всех рекомендаций, которые даете?</p> <p>В большинстве&nbsp;да. Каждый из нас время от времени не соблюдает. Сегодня утром у меня немного горло болело, но&nbsp;я съела мороженое. И вы видите, что я нормально могу говорить. Но&nbsp;это такие вещи. Да, придерживаюсь (смеется – 24 канал).</p>
Комментариев (0)
Оставляя комментарий, пожалуйста, помните о том, что содержание и тон Вашего сообщения могут задеть чувства реальных людей, непосредственно или косвенно имеющих отношение к данной новости. Пользователи, которые нарушают эти правила грубо или систематически, будут заблокированы.
Полная версия правил
Осталось 300 символов
Для удобства пользования сайтом используются Cookies. Подробнее здесь