Новости Украины

О втором сроке Порошенко, судебной реформе и конфликте с НАБУ, – интервью с Юрием Луценко

19
0
О своей отставке <p>– Я четко знаю свой ресурс. Но не могу говорить точно, с точной датой. Но больше, чем на полтора года, хватит.</p> О конфликте НАБУ и ГПУ <p>Просто есть группа активистов НАБУ, которые расценивают правовые отношения как своеобразную войну. А активист – это не общественный деятель, активист – это просто тот, кто активно что-то делает. Вот именно эти активисты и рассматривают определенные взаимодействия как какую-нибудь войну.</p> <p>– Хотя сколько раз мы с НАБУ совместно проводили операции? Этого почему-то никто не вспоминает. Против меня также было заявление в НАБУ. Не имею ничего против. Я просто не враг НАБУ. Только пусть все будет по закону.</p> О судебной реформе <p>– Судебная реформа продолжается уже полгода и я приложил максимум усилий для ее реализации. Но невозможно родить ребенка за 2 месяца. Потому что он родится нездоровым. Еще 3 года ждать завершения реформы.</p> <p>Мы фактически не имеем судей. Идет полная переквалификация. У нас 5 судей на санкции и 6 на рассмотрение дел по существу – это нагрузка в 400-500 дел на одного судью. Это колоссальная нагрузка на каждого действующего судью.</p> <p>– Нам нужно внутри системы создать снизу-вверх, создать Специализированную палату в вопрос коррупции категории А. И, подчеркиваю, среди новых судей, проверенных. Этот законопроект уже зарегистрирован. Это позволит хотя бы в столице за полгода создать палату, которой бы доверяло общество.</p> <p>– Мы создали совет прокуроров, который избирали на конференциях все работники. Мы создали специальную квалификационно-дисциплинарную комиссию. Следовательно, сталинская модель, когда начальник мог сказать "я сказал посади, иначе я тебя сниму" больше не действует. Сталинская прокуратура умерла.</p> О ГБР <p>– Я бы очень хотел, чтобы ГБР создали в этом году. Чтобы от меня ушло все следствие. Чтобы больше никогда никого не водили по прокуратуре на двухметровой цепи, как меня.</p> <p>– И с одной стороны стоит следователь, что явно нарушает закон. А с другой стороны – надзирающий за законностью прокурор. И оба, сидя под одним начальством, говорят, мол, все нормально. А кто будет главой ГБПР? Не мне решать.</p> О деле Януковича <p>Я не могу спрогнозировать, когда что-то станет ясно, это решение суда. Моя работа другая: доказать правоту стороны государственного обвинения.</p> <p>– Как можно увидеть, сторона защиты Януковича получает полную поддержку в своих объективных просьбах. Надо соблюдать гуманность в любом суде. Надеюсь, этот суд и в дальнейшем будет проходить в открытом для всех формате. В отличие от тех судилищ, которые совершали надо мной, Тимошенко и другими оппонентами той власти, я гарантирую, что у Януковича есть все права.</p> <p>– Я не могу спрогнозировать, когда будут предварительные решения по делу Януковича. Конечно, я хотел бы, чтобы первые решения появились как можно быстрее, но это зависит исключительно от сторон судебного процесса. Моя задача – найти доказательства, сформировать подозрение, подготовить обвинительный акт и на судебном процессе объективно поддерживать сторону государственного обвинения.</p> Конфискация средств Януковича <p>– Следствие установило, и это зафиксировано судом. При Януковиче было создано около 500 фирм, которые выводили средства из Украины. Они их выводили в район Сингапура, Гонконга, где запутывали следы. Далее эти потоки шли на Кипр и Латвию. А оттуда малоизвестные оффшорные компании покупали облигации государственного внутреннего займа под 9% годовых в валюте.</p> <p>Количество таких облигаций – 1,5 миллиарда долларов. Облигации, которые хранились в "Ощадбанке" и других банках, насчитывали процент. И постепенно стоимость облигаций плюс проценты накапливалась в денежном измерении. Купив эти облигации на 1 миллиард, через год-два-три вы получаете 1 миллиард плюс проценты в денежном виде.</p> <p>– На счетах в государственном сбербанке, на момент ареста Януковича в 2015 году, находились на счетах живые деньги – это миллиард сто миллионов в денежном эквиваленте.</p> О Клюеве и Горбатюке <p>– Нужно спрашивать самого Горбатюка и всех активистов, что его так любят. Я просто не понимаю: это надо было 3 года ждать Луценко, чтобы провести обыск помещений Клюева? С другой стороны, он пользуется серьезной общественной поддержкой. Поэтому я не хочу отправлять его в ряды активистов, чтобы он жаловался, что ему что-то не дали. Я предоставил ему все условия для работы.</p> <p>– Мы сделали просто. Горбатюк принципиально не хочет действовать по закону. Он считает, что закон о заочном осуждении некачественный. Я считаю, что прокурор должен выполнять законы, а не оценивать их качество. Это депутатом нужно быть, чтобы оценивать и менять. Но я не могу заставить его действовать по закону.</p> <p>– Поэтому из его департамента выделили еще одно управление, которое и направило в суд всех, кого я перечислил: Арбузова, Азарова, Ставицкого, Клименко, Курченко и других. Излишняя борьба с активистами только отберет время, необходимое для эффективной работы.</p> О втором сроке Порошенко <p>– В свободное от работы время я общаюсь с президентом не только о работе, и у меня есть привилегии высказывать то, что я действительно думаю, пусть даже президент не со всем согласен. Более того, я думаю, что именно так и должен поступать человек, что переживает как о государстве, так и о своем друге. А я считаю Порошенко своим другом. Потому что мы делаем одну и ту же работу.</p> <p>– Я не думаю, что имею право говорить о втором сроке. Но я сделаю все, чтобы его первый срок был эффективным. Я работаю не на президента, а на должности генпрокурора. Люди не различают нас, как отдельных звезд. Люди нас воспринимают как команду, поэтому ошибка одного воспринимается как ошибка всех.</p> <p>Май стал месяцем победой для Украины: мы получили безвиз, мы провели крупнейшую в Европе спецконфискацию, победа над "Газпромом", закончена ассоциация с ЕС. И на основании этого должна решаться целесообразность второго срока.</p> Об общственной и новой политической силе <p>– Мы разобщены. Солдат лежит в окопе и думает: "За что и почему я защищаю эту власть в таких условиях". А вот высокопоставленное лицо ложится в кровать спать и думает: "Долго мне еще здесь спать, а не бежать за границу от реванша". Мол, силовики воюют за страну, а власть сама по себе строит какую-то другую модель страны. А все, кто сегодня воюет за Украину, должны объединиться.</p> <p>– Механическое объединение ББП и "Народного фронта" ничего не даст. На одну партию станет меньше и что с того. Я думаю, что нужно создать центристскую политическую силу, которая делает конкретные дела. Потому что крупнейшая в Украине инфляция – это инфляция слов. И эта сила должна показать, что они сделали, а потом делать дальше. Это могут быть депутаты разных партий.</p>
Комментариев (0)
Оставляя комментарий, пожалуйста, помните о том, что содержание и тон Вашего сообщения могут задеть чувства реальных людей, непосредственно или косвенно имеющих отношение к данной новости. Пользователи, которые нарушают эти правила грубо или систематически, будут заблокированы.
Полная версия правил
Осталось 300 символов
Для удобства пользования сайтом используются Cookies. Подробнее здесь